ПМЭФ-2016: Данные — это новая валюта

1 Star2 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

16-18 июня в северной столице России состоялся Петербургский международный экономический форум. В рамках сессии «Анализируй все. Революция больших данных» участники мероприятия обсудили экономический эффект Big Data для бизнеса, вопросы регулирования отрасли и многое другое.

Революция Big Data, о которой так много говорят и пишут, уже началась. «Большие данные и искусственный интеллект из абстрактных понятий превратились в стиль жизни», — считает президент компании Boeing Russia/CIS Сергей Кравченко. Он уверен: большие данные окажут более существенное влияние на человечество, чем даже появление Интернета.

Причина в том, что с помощью Big Data можно существенно повысить эффективность производства и экономику бизнеса. К примеру, Boeing выпускает 36 самолетов в месяц, а мог бы выпускать и 42, и даже 60 – это было бы возможно, если бы конвейер не останавливался. Сейчас, к сожалению, несмотря на то, что в компании собирают и анализируют данные о производстве, конвейер все равно периодически останавливается.

Большие данные могли бы решить эту проблему. Так, если бы инженер получал информацию о том, что с 75-процентной вероятностью конвейер вскоре остановится по определенной причине, он мог бы провести ремонт до возникновения проблемы. А в результате компания выпустила бы больше самолетов, они стали бы дешевле, люди бы меньше платили за билеты.

Сэкономить можно было бы и на обслуживании авиатранспорта. Сейчас, по словам Кравченко, выпускаемые компанией новые самолеты уже представляют собой подключенные устройства и передают на землю большие объемы данных о полете, состоянии двигателя и так далее. Всю эту информацию можно было бы использовать для ускорения техобслуживания. Если бы техник еще во время полета получал данные о том, что в таком-то ряду над таким-то креслом перегорела лампочка, он к моменту посадки уже подготовил бы необходимую замену и ему не пришлось бы осматривать весь салон, проверяя все оборудование. Это привело бы к сокращению времени техобслуживания, самолеты бы летали больше, авиакомпании зарабатывали бы больше, а билеты для пассажиров опять-таки были бы дешевле, так как на обслуживание владельцами борта тратилось бы меньше денег.

Персонализация

Однако бизнес можно делать не только на данных вещах, но и на информации о людях. К примеру, по мнению Сергея Кравченко, с учетом того, что пассажир на авиаборту «арестован» на срок от 2 до 18 часов, можно было бы зарабатывать на предложении персонализированного контента. Для этого нужно только проанализировать информацию из соцсетей и на основе ее сделать предложение конкретному человеку.

Однако именно тут начинаются самые большие этические сложности. Какую именно информацию о человеке можно собирать и использовать? Что делать, если человек не хочет, чтобы информация о нем где-то собиралась и хранилась? Эти вопросы пока решить трудно.

Игорь Щеголев, помощник президента Российской Федерации, подчеркнул, что сейчас человек превратился в новую буровую вышку, которая к тому же сама платит за то, чтобы из нее выкачивали нефть-данные. К тому же эта новая «нефть»-информация может потом использоваться не единожды, а многократно.

Причем, мы зачастую не знаем, кто и зачем собирает о нас данные. Например, скачивая приложения для смартфона типа «фонарик», мы ставим «галочку» в поле согласен, но не читаем, под чем подписываемся. А это приложение может зарабатывать на том, что собирает данные о передвижениях и действиях пользователя, которые потом продает.

Щеголев рассказал о том, что один из немецких парламентариев попросил телеком-оператора вернуть ему данные, собранные о нем. В результате он получил файл с огромным числом строк. И тут речь не только о кибербезопасности, хотя данные постоянно куда-то утекают – тут важнее, чтобы компании не получали слишком много данных.

И снова о приватности

Именно поэтому, как отметил Щеголев, отрасль необходимо регулировать, прописывая в законах, что именно можно собирать, как использовать собранные данные, а также обозначая права пользователя, о котором собираются данные – он ведь может захотеть их стереть – и это его полное право. Человек должен иметь возможность самостоятельно распоряжаться тем, что является его неотъемлемой собственностью – данными о себе.

Приватность, отметил Щеголев, перестает существовать. Когда за тобой следит холодильник, важно понимать, кому он передает данные. Если в ближайший супермаркет для сбора продуктовой корзины – это полезно. А если куда-то еще?

Игорь Щеголев уверен, что развитие технологий может негативно сказаться и на самом человеке: нельзя все оцифровывать, иначе человек перестанет напрягаться и будет деградировать. «В умном городе будут жить одни идиоты», — подчеркнул Щеголев.

Александр Жаров, руководитель Роскомнадзора, пояснила, что доверие пользователя к системе должно быть информированным. В эпоху, когда человек начинает общаться с машинами, он должен доминировать, а не позволять машинам руководить.

Александр Жаров

Регулирование необходимо. Ведь даже анонимность в Сети дает лишь иллюзию защищенности. Жаров рассказал, что одна из крупных соцсетей провела эксперимент ,в рамках которого анализировала деперсонализированные данные пользователей – вплоть до удаления IP/ Однако это оказалось бесполезно, так как каждого пользователя удалось детектировать точно.

Следовательно, необходимы законы, которые регулировали бы работу с данными. Оптимальным было бы создание национального оператора Больших Данных. О необходимости национального оператора говорила и Анна Серебряникова, директор по правовым вопросам и связям с законодательной и исполнительной властью ПАО «МегаФон».

Она отметила, что потенциал использования Big Data огромен – и для нужд госструктур и национальной безопасности, и для повышения операционной эффективности и производительности труда, и для экономического роста страны за счет кооперации между отраслями. Причем, собранные данные можно как использовать, так и продавать – и тот и другой вариант экономически выгоден: данные – это новая валюта.

Microsoft «убивает» конкурентов?

Стив Кроун, вице-президент Microsoft, заметил, что у человека всегда есть возможность отказаться ставить галочки – это не обязательное условие в большинстве сервисов. К примеру, Microsoft уделяет много внимания защите частной информации, в том числе – от государства. Именно государство зачастую подрывает доверие к технологиям, а без доверия нет защиты.

Слева направо: Стив Краун, Сергей Кравченко, Игорь Щёголев

Стив Кроун рассказал, что Microsoft ведет 4 судебных дела против правительства США. В частности, последнее требует передать данные о гражданах другой страны – Северной Ирландии, а такого права у правительства США, как считают в Microsoft, нет. Суд в первой инстанции компания, правда, проиграла, но будет бороться дальше. «От нас они очень редко что-то могли получить», — подчеркнул Стив Кроун.

К тому же, если пользователя что-то не устраивает в условиях какого-либо приложения, он всегда может уйти к конкуренту, заметил г-н Кроун. На это г-н Кравченко возразил, что как раз у Microsoft конкурентов нет: вендор либо «убивает» их, либо покупает.

Игорь Щеголев заметил, что именно для решения этой проблемы в России создан реестр отечественного ПО. «Мы не хотим принудительного обновления до «десятки», — заметил он. Возможно, российское ПО в чем-то хуже по функционалу, но это вопрос к потребителям: если ты хочешь быть защищенным, то, возможно, стоит поступиться каким-то функционалом, который, к тому же, может быть и не нужен. Хотя в отношении развития функционала тоже необходимо работать.

Как найти свое место 

Сергей Калугин, президент ПАО «Ростелеком», заметил, что большую сложность представляет и поиск собственного места в новом мире больших данных, который формируется на наших глазах. Причем, это касается как бизнеса, так и отдельных людей. Сможем ли мы изменить или будем и здесь сырьевым придатком – это главный вопрос, ответ на который нам предстоит найти как можно быстрее.

Проблема осложняется тем, что которые в области Интернета вещей для нас актуальны сейчас, в ряде стран и компаний решили уже лет 15 назад. Искать свое место тяжело, но надо. И Сколково, о котором сейчас столько говорят, нам особо не поможет в поиске собственного пути. «В Сколково работает Boeing – о чем тут можно говорить».

К слову, в Boeing как раз видят перспективы Сколково – там создана инфраструктура для интеграции науки и практики. Boeing, к примеру, открыл там учебный центр, интегрированный с научно-исследовательским подразделением. Данные, которые будут собираться в рамках тренировок пилотов в учебном центре, будут анализироваться. Ведь 85% катастроф происходят из-за человеческой ошибки, поэтому очень важно знать, как минимизировать риски.

Источник

Автор публикации

не в сети 3 дня

Лариса Шурига

Комментарии: 16Публикации: 882Регистрация: 05-06-2014

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

закрыть

Поделиться

Отправить на почту
закрыть

Вход

закрыть

Регистрация

+ =
Авторизация
*
*

Login form protected by Login LockDown.


Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля